?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

Я верю в идеальный перевод. Ну, пусть не в идеальный. В перевод, стремящийся к идеалу, к этой неторопливой необгоняемой черепашке. Слово и строку не выдумывают - ищут. Как истинное имя у Ле Гуин, которую я не люблю. И если перевод уже найден, у меня не возникает желания переводить ещё раз - зачем?

Вот, например, эти стихи у Йейтса мне всегда нравились:

Through winter-time we call on spring,
And through the spring on summer call,
And when abounding hedges ring
Declare that winter’s best of all;
And after that there s nothing good
Because the spring-time has not come —
Nor know that what disturbs our blood
Is but its longing for the tomb.

...в своём безупречном переводе на русский:

Зимою жаждем мы весны,
И лета ждем весною ранней.
Когда сады плодов полны
Опять зима всего желанней.
Придет зима, но в тот же час
Возжаждем мы весенней воли,
Не зная, что в крови у нас
Тоска по смерти, и не боле.

Перекладывать это снова нет никакого смысла. Одного раза хватит.

Бывает, такого перевода ещё на русском нет - и тогда ты думаешь: а не спеть ли мне песню?.. Не попытаться ли встать ближе к сути? Вон она какая чеканная у автора.

А иногда просто хочется написать то же, да не то же - на своём языке, because you can.

Но самое лучшее - это когда ты хочешь одновременно и до сути добраться, и собственные стихи написать... написать те же самые стихи, но свои. Если я понятно выражаюсь. Так я переводила отдельные вещи у Дикинсон. Эти, например.

Я их уже как-то цитировала...Collapse )

Или эти.

Ну вот эти!Collapse )

Понимаете, мне нужна была та Эмили Дикинсон, которая немного Новелла Матвеева - и такую Эмили никто, кроме меня, не написал бы на этой земле, точно знаю. Вот я и написала.

А вот эти стихи переводились совсем по-другому, только ради точности приближения, попытка одна из многих:

They dropped like Flakes —
They dropped like stars —
Like Petals from a Rose —
When suddenly across the June
A wind with fingers — goes —

They perished in the Seamless Grass —
No eye could find the place —
But God can summon every face
Of his Repealless — List.

Как первый снег,
Как звездный дождь,
Как лепестки – лишь дунь! –
Когда под пальцами ветров
Поежится июнь,
Они летят, летят, летят –
В бездонную траву…

И лишь Господь однажды их
Окликнет – Наяву.

Стихи Сары Тисдейл меня не то чтобы особенно впечатлили, когда я набрела на них у Марины:

Perhaps if Death is kind, and there can be returning,
We will come back to earth some fragrant night,
And take these lanes to find the sea, and bending
Breathe the same honeysuckle, low and white.
We will come down at night to these resounding beaches
And the long gentle thunder of the sea,
Here for a single hour in the wide starlight
We shall be happy, for the dead are free.

Но я подумала, что русский перевод - тоже маринин, и мне тут же захотелось посоревноваться. На самом деле это некий Рахунов:

Допустим, смерть добра, и шанс есть возвратиться;
Мы вновь придём сюда в душистый час ночной
И этою тропой, что к морю вниз стремится,
Сбежим к нему, дыша азалией лесной.
Услышим мы прибой, готовый тут же слиться
В один протяжный гром нахлынувшей волны,
И только в этот миг зажгутся наши лица,
Затем что радость есть и мёртвые вольны.

Пока «соревновалась», поняла, что пишу о своих собственных утесах над морем - над Пацификой, над Атлантикой, рыжие скалы, яркий шиповник, море моего детства - если есть где-то земля живых, мы встретимся там. И значит, это у нас классический случай because I can, см. выше.

I can)

...а если смерть - добра, вернёмся в лето,
В полночный воздух, в йодистый туман,
В медвяный запах жимолости где-то
На той тропе, где близок океан,
Где скалы отзываются прибою
И видно звезды - это будет час
Счастливых мертвых, ибо мы с тобою
Свободны станем на земле-без-нас.

А потом и Марина подтянулась со своей версией.

Коль будет Смерть добра, возможно возвращенье -
Давай душистой ночью раз опять
Пройдем по улицам вдвоем, отыщем море,
Вдохнем цветов дрожащих аромат.
Сойдем в ночи до гулких побережий,
Где океан рокочет в тьме вольготно,
И целый час, распахнуты созвездьям,
Мы будем счастливы, ведь мертвые - свободны.

...и для неё это было море Вьетнама.

Кстати, Марина, а почему тебе этот-то мой пересказ напоминает Новеллу Матвееву?
Пока я смотрела "Смерть Вазир-Мухтара", в памяти крутилось: "Восток высок, Восток жесток, и чья-то кровь уйдет в песок..." Чьи стихи, не помню, но встретились где-то в ЖЖ у Боеслава. Если бы тегеранская резня случилась тысячу лет назад в Исландии, о ней сложили бы сагу - те "исландские распри" были так же просты, страшны, будничны и внутренне неизбежны. Безотносительно политической подоплеки. Кажется, это о том, как человек попадает в некий поток, в пространство своей судьбы, а дальше жизнь его, да и смерть, творятся по закону легенды. "Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни..." - и это говорит человек, повстречавший на пыльной дороге ту арбу. Еще бы. Ведь действительно притча. Несколько месяцев счастья по дороге к смерти; тугой узел гордости, ненависти, алчности - политики; царский алмаз Шах, "цена крови", выкуп за ту самую высокую и позорную одновременно смерть в бою, которой восхищался тот, другой, кому на роду было написано не воевать и никого не убить; потом: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?" И эхо издалека: "Будем век жить, никогда не умрем..." Но притча или легенда, а лучше бы он жил.

Tags

Powered by LiveJournal.com