?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Этой осенью я дважды оказывалась на Красной площади. Вот стою, куранты слушаю. Смотрю, как ночной ветер треплет бесцеременную травушку-муравушку, которая растет себе на крыше центральной колокольни храма Василия Блаженного. И думаю: а ведь в середку не башня просится, а еще одна луковка, побольше. Наверное, должен существовать храм такой планировки? Много их на Святой Руси. Окей, Гугл...

Эффект Манделы - это когда Пете с Машей кажется, что на этом углу магазин спорттоваров стоял, а Вася и Катя убежденно доказывают, что булочная. И все участники дискуссии уверены, что они не склеротики. Назван эффект в сомнительную честь Нельсона Манделы. Однажды толпа народу заспорила, умер он в 20-м веке, в тюрьме, гордым борцом с режимом... или прожил долгую жизнь и умер в веке 21-м. Второе. Но многие упорствовали в своем заблуждении с завидным единодушием. С тех пор коллективный обман памяти так и называют. Гугл поведал, что кто-то собирает вот эти массовые обманки-нескладушки, классифицирует их, языками чешет, выдвигает безумные идеи - от Матрицы и параллельных миров до гольной конспирологии... аж сленг выработался. "Отманделиться". При чем тут храм Василия Блаженного? А он входит в число популярных обманок. Именно купол вместо башенки норовит ему приляпать коллективное бессознательное. Я даже знаю, почему. Потому что с куполом-луковкой храм бы смотрелся одновременно проще (а мозг любит упрощения) и, на усредненный человеческий вкус, симпатичней. Как сказочный тортик.

Память массово дает сбой на логотипах (а кто их когда внимательно разглядывал?). На фразах из песен и фильмов (они в народ идут в обтесанном для бесконтекстного употребления виде). На географических фактах (в школе лучше учиться надо было!). На деталях общеизвестных шедевров. Кто-то не помнит копий у ангелов рублевской Троицы (были), кто-то уверяет, что цветочки вокруг ботичеллевской Венеры не порхали (порхали). Видно, насколько одинаково заточены у хомо сапиенс мозги - не только на логичные простые факты, но и на гармоничные простые формы, на доводку до "радует глаз".

Я в детстве провела не один вечер, листая художественные альбомы - целая полка их дома была. И Ботичелли от Рафаэля годам к десяти прекрасно отличала, равно как и Рублева от Дионисия. Я могу не помнить, где в точности находится Суматра. И сколько ног должно быть у скорпиона, тоже, знаете... на Библии не поклянусь. Вроде восемь. А всегда ли был у египетского Сфинкса хвост? Да Осирис его знает. В детстве на фото ни разу не видела, взрослой наткнулась на кадр с другого ракурса: есть, длинный такой, котячий... Но попасться на хрестоматийной скульптуре - такого я от себя не ожидала. Вот скажите, спросил какой-то искатель тайн, только не заглядывая под кат... роденовский Мыслитель сидит, подперев кулаком лоб или подбородок? А повторим эксперимент. Вот кат.Collapse ) Ну как, угадали? И вообще - знаком эффект?

P.S. Когда устанете недоумевать, сходите на сайт магазина, торгующего копиями скульптур, и сравните фото и его описание. Вам понравится))

Tags:

Ололо ты мое испанское

Все-таки я по адресу. Фразочки из упражнений на грамматику.

- Я звоню своей девушке по телефону, сказать, что между нами все кончено!
(...чувак, это не телефонный разговор)

- Что ты мне дашь?
- Я даю тебе свою руку!
(...и сердце, забыли добавить)

Надо посмотреть что-нибудь с испанскими субтитрами, подумала я. Не с русскими, что мне в них при испанской скорости речи? Попался сайт с испанскими многосерийными ретро-телефильмами, где сабы дублируются сбоку в вертикальном окошке, и можно отматывать назад к нужной фразе, не прикасаясь к бегунку самого видео - идеал, дальше можно не искать.

Кино называется "Загадки Лауры". Лаура - следователь. Очень приятная женщина средних лет с детками-близнецами, я такой типаж видела пару раз в аргентинских сериалах детства моего. У разных актрис, но всегда они играли самых положительных персонажей. В участок к сеньоре Лауре привозят иллюзиониста, уличенного в пьяном вождении. Пил он не просто так. Во-первых, его не поняли зрители, во-вторых, с ним аннулировал контракт работодатель, в третьих, его конкурент пообещал в прямом эфире разоблачить все его трюки. Причем узнал он об этом прямиком от тележурналистов с камерами.
- Запись идет? - уточняет разъяренный иллюзионист (оператор испуганно кивает).
- Если ты, такой-то такой-то, посмеешь это сделать, больше не увидишь солнца! - сообщает он в объектив с теми непередаваемым интонациями, для которых нужно говорить именно по-испански (вы помните, зачем мы это смотрим?). Дальше его ловят за рулем, он сопротивляется, попадает в участок, где требует адвоката и кофе (не знаю, что важней), веселит народ, освобождаясь от наручников за три секунды... и отправляется ночевать в камеру, потому что вождение в пьяном виде никто не отменял. Сеньора Лаура, которая видела его по телевизору в детской программе, восклицает вслед:
- Очень обидно, что такие талантливые люди - и до такого доходят.
- Вы за меня не переживайте, сеньора! Мой лучший фокус еще впереди, - многообещающе отвечает испанский Гудини и удаляется спать на нарах. А посреди ночи в участок звонит жена его соперника, и после этого звонка к нему в камеру приходят милая следователь с коллегой. Не покидали ли вы, сеньор, камеру полчаса назад, и не возвращались ли в нее незамеченным?
- Ну знаете, сеньора, это сложновато даже для меня! - разводит он руками, на которых опять нет наручников - а манжеты рубашки в алых пятнах. Совершенно точно в крови его конкурента, анализ ДНК утром покажет. ¿Pero cómo es posible esto??! ...узнаем.

Вот чего мне не хватало в немецком. Ололо мне не хватало. Извините.

В остальном-то немецкий - мой идеальный язык. Язык, в котором можно конструировать новые слова и знать наверняка, что в словаре они есть. Язык, на котором можно говорить очень быстро - знаете, за счет чего? В нем каждая фраза - это затейливая, но очень логичная, не знающая исключений схемка. И если она крепко засела в голову, можно быстро-быстро, на скорости речи, заполнить ее мозаикой слов - и фраза готова. Я знаю людей, для которых язык - это звуки. Для меня язык - это конструкции. И немецкий этому определению соответствует стопроцентно. Им сваи забивать можно. В испанском нет-нет, да и соскользнут шестеренки - сказать... даже не проще, а быстрее, спрямить.

Знаете, если бы из испанцев инженеры и физики выходили лучшие, чем из немцев, я бы сильно удивилась.
Там, помимо прочего, есть лекторий. Читаем афишки. Вот лекция по генетике для чайников. Ок. А вот гуманитарии. Профессор постоколониального феминизма XXX: "Деколониальное искусство на руинах советской империи". Профессор кафедры теории психоанализа YYY: "Помогает ли кино мыслить Другого?". Независимый арт-критик и философ, участница Киберфеминистического интернационала ННН... Перформер, куратор и художественный критик ЫЫЫ... Интересные все, должно быть, люди. Главное, когда всем этим занимаешься, не обольщаться и не думать, что занимаешься наукой или искусством.

В оправдание этого поста:

BWUP5310 WMTV8903
KMXI7767
Моя мама умерла. Должны быть друзья, которые спросят, что нужно - денег? приехать? накормить тебя, ты же не ела, наверное? проконсультировать по оформлению документов? говорить с тобой? я ночью ставлю на беззвучный, но сегодня оставлю громкий для тебя. Все, кому я написала, предложили каждый своё. Внимание, еду, деньги. И только один ответил простым «соболезную» без продолжений. С ним мы, правда, скорее в ссоре, чем в дружбе. Могло бы быть иначе. И ещё должен быть один особенный человек, который поднимет трубку, скажет «понял», прыгнет в Сапсан, из Сапсана - в метро, из метро - в аэроэкспресс, из аэроэкспресса в самолёт и полетит к тебе сегодня, сейчас, за любые деньги, включая невменяемые. Я жила, искренне полагая, что уникального рисунка личности, ума, обаяния, понимания сути и красоты вещей достаточно, чтобы вызвать и удержать внимание людей - тех, кого я сама признаю и хочу сделать своими. Чтобы были и друзья, и «Сапсан». И знаете - а ведь и достаточно. Но я больше не считаю, что я этого заслуживаю. Все изменилось, что имело смысл - потеряло и наоборот. Моя мать, если быть честной, а я буду, - дала мне мою жизнь, а потом всю оставшуюся свою пыталась объяснить мне то, что чувствовала сама. Не просто агрессивно и бескомпромиссно, а отчаянно. Ей не было жаль ни себя, ни меня. Она была убийственная, и она была настолько чистая, насколько вообще чистым бывает человек. Она не знала зависти и алчности. Не знала, что это вообще такое. Люди с этим рождаются - урвать, упиться превосходством, насладиться моментом, даже сейчас тот, кто в этот момент одинок, позавидует мне, люди над этим не властны. А она - нет. Она знала что-то о мире и убивалась о попытки показать это мне. Вот сейчас я поняла ее разом, и ее, и все остальное, вспышкой. Словно не было души - и стала. У меня она стала. Мне поздно виниться и каяться (есть в чем), да и некому уже, кроме Бога. Но я скажу, что она сказала мне. Что ничего нет, кроме любви. Так вот из того странного состояния, в котором я нахожусь, мне тоже видно: все, абсолютно все в мире - его красота, его безобразие, его жестокость и его милость - тысячей путей ведёт к одному - к любви и печали. Люди убивают и умирают, атомы скачут по орбитам, а смысл большой игры один. Чтобы кто может, увидел и запомнил. И действительно есть силы, которые тянут назад, в пустоту. И действительно есть силы, которые помогают. Я никогда не была так откровенна (и не буду), но это может вспомниться кому-то в нужный момент. И пока мне, вроде как под стрессом, можно говорить все, я скажу это. Запомните как махровую банальность. Она будет иметь значение там, где все остальное его утратит. А я не знаю, каким словом называется то чудовище, которым я была (не поза - просто правда). Но это неважно. Я человек теперь, и мне уже можно к Богу. А можно и задержаться, не мне решать, а Богу же.
Я должна была написать о "Hemlock and fire", но сегодня такой ночер, с такой почти предциклонной духотой, таким безветрием, с такими резными тенями трав, в свете случайных фар проплывающими по белым бокам припаркованных в цветочных чащах крузаков, что я напишу о "Совах на тарелках".

Я прочла их давно, потом перечитала еще раз, с непреходящей убежденностью, что вижу абсолютно мою книгу - настолько же мою, как "Лисьи чары" Сунлина и одиозная манга Мотидзуки Дзюн.

В оригинале повесть называется "Owl Service", и я не совсем понимаю, почему - что за service имел в виду Алан Гарнер, может, тут игра слов? В России "Совы", очевидно, публиковались только под одной обложкой с "Элидором", и это большой просчет, потому что "Элидор" - странный, но детский, а вот "Совы" - нет. Если попадется вам мнение, что это для младшего школьного возраста, не верьте. "Сов", впрочем, можно давать восьмилеткам - они повзрослеют и поймут, что прочитали сказ о том, как люди усложняют друг другу жизнь. Есть и экранизация этого сказа: коротенький британский сериал, который можно найти на Ютубе.

Убийца садовник, кстати. Но это неважно, а важно не это.

Вся книга - одно сплошное предгрозовье. Гроза накапливает силу, воздух колеблется от жары (от ярости), вот и зарницы замелькали на грани зрения, это электричество (притяжение, ненависть, чары). В воздухе темном, золотом, как полдень в запущенном саду, стоит застывший крик без звука - издалека, из бездны времени. И так до самой последней страницы, а потом, наконец, ливень и освобождение. А начинается все как уютная страшилка: девочка и мальчик нашли на чердаке сервиз со странным узором на тарелках: то ли совы, сложенные из цветов... то ли цветы, сложенные из перьев. Можно было увидеть в абстракции цветы, можно было увидеть сову, и девочка увидела второе. Она хотела цветы, а вы сделали сов, зачем? Мы все хотим цветы, а делаем сов. Но можно наоборот, хотя и очень трудно. Очень трудно: люди делают друг друга несчастными, и овладели этим искусством в совершенстве. Прямо-таки от сотворения мира им мешает жить то жажда любви, то неравенство, то обида, то ревность. Герои "Сов" не исключение - и живые, и те, от кого осталась горстка археологического мусора. Но у живых есть шанс. Они разберутся в конце концов.

А волшебства им творить не придется - волшебство само будет твориться с ними. Нелепое, злое волшебство человеческих желаний, по чистой случайности принявшее такой странный, почти осязаемый, почти видимый облик одним прекрасным (?) летом в одной валлийской долине.

Что валлийской, то валлийской. Мифологическую часть Гарнер позаимствовал у "Мабиногиона".

Вообще я не люблю, когда миф используют как иллюстрацию для психологических этюдов, особенно этюдов с моралью в конце. Но у Гарнера миф - не иллюстрация, а просто воздух, которым надышались герои. Герои эти - один сплошной конфликт, семейные шкафы их - один сплошной скелет. Все там: и голод голодных, и сытость сытых, и оскорбленное достоинство, и старая трагедия, и отчаяние злого, умного, все понимающего обездоленного подростка, до ненависти влюбленного в благополучную, ничего не понимающую девочку. Невеселая история - но, пока сад залит золотой кровью летнего дня, каждая фраза в пылу ссоры, каждый поцелуй в горах над долиной, каждый неловкий момент кажутся чьими-то сокровищами. Возможно, моими.

Если и есть у "Сов" мораль, то, пожалуй, вот какая. Если все истинное и чистое, что у вас было, исказилось (неисправимо - в пределах человеческой жизни), то сколько ни сублимируй, ни выноси в ритуал или даже искусство темную силу, заполняющую сердце изнутри, - не поможет. Красота и безумие сойдут со стены, оставив холст пустым. Остановить совиную охоту могут только воля человека и - хотела написать "прощение", но это неверное слово. Не прощение. Великодушие.

В каком-то смысле можно считать Гарнера автором одной книги. Но ведь одной достаточно.

Вопрос к читавшим: Гвин чей сын, по-вашему?

Случайные связи.

К этой мысли приходят все - и все приходят к ней в возрасте около тридцати. Людей разводит не время и не внутренние перемены. Люди вообще не меняются радикально. Зато проявляются целиком, выходят на свою дорогу, становятся бескомпромиссней. Вот тогда-то и понимаешь, что свое место для каждого человека задано с самого начала, даже если он по юности не понимает, где оно. Рано или поздно, ценой разрыва случайных, некогда казавшихся настоящими связей, он там будет.

Tags:

Вот из ящика вышли...
Разве ваши лица могла я забыть!
Пара праздничных кукол.

Бусон, 18 век.


Обожаю кукол, честно. Только не БЖД, я не понимаю ту странную замкнутую субкультуру, которая вокруг них наверчена. Мне интересны просто куклы. Какими они бывали, какие они есть сейчас, - это стиль эпохи и воздух эпохи. Ее эстетика и, совсем немного, ее политика. По ним диссертации писать можно! Но мне лень. Я как дневник Тома Риддла: «Можешь рассказать? - Нет. Но я могу показать».



Девочка-весенняя-снегурочка. Dynamite Girl Jett.

Историческая справка и картинок чутокCollapse )
"...я часто ощущаю, что принадлежу менталитетом к сегодняшним тридцатилетним и сорокалетним. То есть к двум поколениям. А граница чуждости где-то по нынешним 25-27-летним проходит".

Возможно, это эффект "made in USSR". Возможно, это эффект "ты видел девяностые". Не знаю. Но общаться мне проще всего с ровесниками и - еще лучше! - с людьми старше меня лет на семь точно. Всего это касается, включая даже (особенно?) межгендер. Младшие мне чужды.

Tags:

Добро, Зло и Кайло.

Вообще-то я ее любила - западную масс-культуру. Простые ценности, яркие краски, вменяемых героев. Когда она стала сползать туда, куда стала, я искренне расстраивалась, и пыталась выразить домашним свое "черт побери, нормально снимают теперь только азиаты!", и свое "хоспади, они убили Кенни, в смысле, Соло", и свое "слушай, а с этими их сценарными техниками искусству каюк", и свое "да либеральная цензура делает советскую одной левой!". Чтобы домашние, которые книг не читают и кина не смотрят, меня поняли, я нашла (не придумала) двухминутный способ объяснить все без слов. Вот этот. Он так и называется, "Добро, Зло и Кайло".



Больше мне сказать на эту тему нечего. Буду классику осваивать.

Tags:

Пол Атрейдес 1984.



Пол Атрейдес 2000.



Пол Атрейдес 2020.



Да, Михаил. В смысле, да, kiowa_mike. Вы правы, это возрастное. Поздняк мне кино для тинейджеров смотреть. Пророк, блин. Предводитель джихада, блин. Муад'Диб, блин.
Мы ходили на "Макбета". По горячим следам подруга обещала мне (на флэшке, по старинке) вот что:



"Макбет" в современной версии. Я их обожаю, эти современные версии Шекспира. Но оказалось, этот "Макбет" есть на Ютубе, as simple as that. Так что я посмотрю его раньше, чем встречусь с подругой, и что-нибудь изреку по поводу обеих версий, оперной и кинематографической. Для комплекта захотелось пересмотреть и "Children of Dune" в оригинале. Последним, чем я соблазнилась на языке оригинала, был "Комиссар Рекс", с этим их чудесным австрийским акцентом. Но то ж немецкий! А с "Детьми Дюны" меня ждал сюрприз. Их нигде нет. "Дюна" есть, и даже на немецком - стоит недельку позасыпать под бубнеж про Муад'Диб в наушниках. Где мне взять "Children of Dune", люди?

Бонус: краткая версия моего отзыва на Дюну и Мессию Дюны.Collapse )

комментариями навеяло

Все, кто был вхож во внутренний круг, рано или поздно приносили мне свое любимое аниме. Такое время было, такая эпоха для детей девяностых. Своей первой любви я обязана "Эльфийской песнью" (кровь-любовь, первая и последняя рифма). И я до сих пор помню, кто, что и когда мне сосватал.

Ксения: "Самурай Чамплу" (самое любимое ever)/
Паша: "Тетрадь дружбы Нацумэ" (Нацумэ добрый: это главное) и "Евангелион" (о всеобщая юность).
Костя: снова "Евангелион" и "Бродяга Кэнсин", "взрослая" полнометражка (крутая).
Андрей: "Ковбой Бибоп" (мастерски, не мое) и "Триган" (да!) для души, а для отдохновения - "Рубаки" и "Фулл Метал Пэник" (а хороший вкус у человека был).
Андрей: "Сердца Пандоры". Алиса! ("не та Алиса!", Бертон? а эта - та!).
Валя: "Унесенные призраками" (далее везде).
Макс: "Хайбанэ Рэнмей" (пересматривать не буду), "Кино но таби" (сильно, но - притча в чистом виде), "Стальной алхимик" (а вот это люблю). "Алхимика" в Москве досматривали - это было мое последнее аниме в жанре "смотрим-ночью" и последнее из той первой жизни. Теперь моя очередь делиться, делюсь лучшим, что есть: Миядзаки да Такахатой. Вторая жизнь и другой жанр.

...это, разумеется, то лишь, что я занесла в анналы. А то ведь "Уминеко но нака коро ни" (графической новеллой) в моей жизни тоже были. Андрей, с которым мы смотрели "Сердца Пандоры", включил их, отчаявшись скормить мне то, что любил сам. Он любил "Утену", и отрекомендовал ее как "аниме про принцессу, которая захотела сама стать принцем и, по сути, стала". А еще он любил нуднейшую "Харухи Судзумию" и "С его стороны, с ее стороны". Господи, да он даже "Принцессу-медузку" мог смотреть! А я не хотела никаких тонких отношений, гендерных вывертов, романтики, а хотела ёкаев и самураев, боевыми роботами разбавить на крайняк.

"Дом пяти листьев".
"Мастер Муси".

Вот они откуда, не помню. Отовсюду.

И почетный список дропнутого сходу или на середине.

Мне нечего было взять из "Экспериментов Лейн" - девочка и провода, провода и девочка, ох. "Триплексоголик", однозначно хороший и глубоко кламповский, не пошел на уровне: не лезет. Нравится... выключаю - ни малейшего желания включить снова. Абсолютно не сложилось с многими любимой (???) "Мадокой", только ее я выключила прямо с первой серии.

...вопрос никогда не в градусе шизофреничности. В конце концов, легендарная "Ева", с которой у каждого первого (полуторного) начиналось аниме, шизофренична чуть более, чем целиком, но мне там было кого понимать (Аску, Мисато - потом уже Мисато, конечно). Может быть, я была просто нормальный подросток девяностых, которому нужны истории о дружбе, страсти, верности, мести - и честное приключалово? Скорее всего, так. Самые удачные вещи я считаю, в общем-то, лучшим, что случилось с массовой культурой по ту и эту сторону океана. Тихого. А в поздних нулевых и особенно десятых аниме-топы стали бить какие-то... какие-то "Атаки Титанов", в общем. При всем уважении, Эрен Йегер, ты придурок. И это уже другая история.
Первого октября лето кончилось. Рановато что-то. Стоит такая погода, когда нужна не столько куртка, сколько жилетка на синтепоне, а под нее - рубашка. Божьи коровки этой осенью избрали меня своим транзитным аэродромом. Они садятся мне на плечо, путаются в волосах, а я их спасаю и уговариваю улететь на небо. Стрекоз уговаривать не приходится - та единственная, что присела передохнуть на мой кроссовок, умчалась, как только ветер переменился.

Про самый гопнический район Владивостока и про заброшенный следственный изолятор умолчим. Про них вон пусть мужчины пишут. А я буду про красивое.

Умные люди говорят, что Транссибирская магистраль заканчивается в том числе здесь. Вот здесь, где мачты из-за составов торчат)



Это "Паллада". Она вернулась и стоит вот так:



Здесь вот у нас край света, много пустых бутылок и морские ежики. А там у нас нетривиальный вид на мост. У нас с некоторых пор везде вид на мост.

WP_20141001_12_24_58_Smart WP_20141001_14_01_08_Smart

Тоненькая черточка маяка - там, между островом и материком. В том направлении ушел паром "Eastern Dream" на Донгхэ и Сакайминато.



А кузнечиик тут алые. И непуганые. И специально для Михаила, который удивлялся разноцветным ногтям московских дев: вот так это делается - просто так)



Если посмотреть в одну сторону, город  обрывается так.



Если посмотреть в другую сторону, город обрывается этак. Там уже и моя работка где-то справа за кадром маячит.



А завтра будет дождь. По небу видно.



Край света здесь везде. Много их, этих краев, на той неделе был один, на этой - другой, на следующей будет третий. Подходишь, садишься, свесив ножки, и слушаешь сухой звон кузнечников на зимнем ветру. И вся твоя юность - здесь, словно впитавшаяся в эти скалы и сухую полыньку. Вот как кровь уходит в землю - так она ушла в эти слоистые камни, в прибой, который накатывает на замусоренный прекрасный берег далеко внизу, и, думая об этом, ты забываешь свое человеческое имя - не знаю, понятно изъясняюсь?) В общем, хорошо погуляли.
...чтобы она стала еще непонятней.

Здесь ветер. Вольный воздух, после него в Москве чувство, что дышишь через пыльную теплую тряпку. Здесь люди - понятней, лица - роднее. Владивостокские лица-то, вперемешку с каким-то совсем уж северными, прозрачными. Очень много красивых - и парней, и девушек. Больше полосатых носков и джинсы, меньше чулков сеточкой. Но. Я такой разрухи, адской, неописуемой, нигде больше не видела. Питер - это Европа после Апокалипсиса. Пахнет то морем, то канализацией, в подворотни страшно заглядывать, лепнина на головы осыпается. Это умирающий город. Просто умирает он красиво. И не умрет никогда. Мама эту красоту называет летаргической. Она Питер любит. Он для нее Ленинград.

А так - да, простор, ветер, синева реки, морской ее голос, детские голоса чаек, мокрый гранит, грифоны с облупленными боками и золотыми крыльями... Когда здесь солнце, это праздничный город. Выходишь к большой воде - и питерская разруха остается за кормой, забывается начисто. Сплошной праздник с чайками и теплоходиками, и какой-то идиот ныряет в грязную Неву с гранитного шарика, а другой идиот, куда более мирополезный, в смысле - миру полезный, зачерпывает стаканчиком из Невы у сфинксов и садится рисовать гуашью, причем неумелый эскиз у него сделан густым ультрамарином. Ощущение - как от картины, которая попалась мне когда-то в альбоме с советскими акварелями. Сегодня откопала этот альбом - картина входит в цикл "Белые ночи". Вид из окна на какие-то крыши, свет и воздух вечерний. Вот это я тогда, у сфинксов, и увидела. Из незапамятных времен каких-то свет, то ли моих, то ли твоих, то ли чьих-то еще. И последняя позеленевшая ступенька залита плещущей певучей водой. Вот за это и любят Питер, я так понимаю. Я видела множество людей, очарованных Питером. Питером хипстерским, Питером депрессивным, Питером музейным... "Лучший город на земле!" Не припомню, чтобы так отзывались о Москве, и понятно почему. Но это Москва - другая планета, не Питер. Питер понятен. Не требует привыкания - и не вызывает привыкания...

Мы, как примерные туристы, поднимались на Исаакиевский собор. Снизу я на него посмотрела и не прониклась - высота-то там не ах. Сверху оказалось - город распахивается весь, до самых новостроек, которые маячат на горизонте. Эти крыши прекрасно смотрелись бы ясным утречком после снежной ночи. До сих пор удивляюсь, кто же это зовет Питер монументальным и величественным? Он обшарпанный, уютный, готишный, маргинальный и культурный. Видели на свеженькой штукатурке старого дома над Мойкой надпись: ПРОВИНЦИЯ ОТДЫХАЕМ. Вот по сравнению с этими отдыхающими любой питерский ханурик культурным покажется. Но уж там, где Питер маргинален, он маргинален так, что Владивосток отдыхает. Обводный канал вот феерически уныл. Это гетто какое-то, причем европейское, только негров не хватает. А граффити и мусор на месте, как и старинная архитектура. Вот что бывает, когда заселяешь центр города коммуналками.

Ну и о важном. Финский залив. По дороге в Кронштадт я впервые увидела это морюшко, которое чаще всего именуют лужей. Особенно дальневосточники. У Невы морской голос - у этого моря озерная тишина. Светлая вода, словно бы речная, но уходящая к горизонту, островки с рыжими кирпичными остатками укреплений, трава, вбегающая по пояс в море... И леса в пригороде - менее васнецовские, чем под Москвой, более калевальные. О Финляндии сразу думаешь. О Севере в целом - проезжая дощатую голубенькую церковь святого Петра в сосенках. А вот когда мы увидели залив со стороны Приморского, я поняла, что эта лужа не так проста. Ветер душу выдувает, прибой - вполне морской, песок темный, щепки, отполированные волнами, серебро солнца, лайнеры и высотки на горизонте... Вода между тем - как у нас сразу после взлома льда. Не в смысле температуры, а в смысле живности. Не цветет. Крабов и морских звезд нет. Зимняя вода, синяя и серебряная, зимний свет, мягкий и режущий одновременно, зимний ветер и летнее тепло в сердцевине холода. Странное чувство - будто на пригреваемое солнцем крылечко выскочил зимой в одном свитере. А местные ничего. В маечках по прибою бегают.

Сами эти спальные районы... Ну. Не Братиславская. Нету здесь армии таджиков, которые подберут каждую бумажку. Нет московской стерильности. И дома какие-то крейсерные, суровые. Веет владивостокским тоскливым хаосом и радостью жить на краю света. Очень знакомое чувство. Только вот будет ли оно так же веселить сердце без нашей тропической ленивой яркости? Север все-таки. Тут почти как дома. Почти. Потому что как дома не будет нигде. Слишком уж мы уникальны - тропики-севера, взболтанные в единый коктейль, море, выбрасывающее на берег тропических медуз летом и смерзающееся в снежную равнину зимой.

Питер - это нуар в пастельных тонах, я же - человек не акварельный. И нет, это не любовь с первого взгляда. Это просто Питер. Город такой.
Люди хотят в Средиземье (зря), в Хогвартс, в Гель-Гью, на Дюну и служить в Ночном Дозоре. Это я понимаю, но вечным моим недоумением будет всем известный сэр Макс из Ехо. Он и сам по себе не очень милый типаж. И вот Ехо... ну страшненький же мир. Уютный кофейный треп, улыбка безумия из-за угла и снова кофеек. От такого мира хочется жить под кроватью, чтобы он тебя не достал. Или начать бросаться грудью на шизофренические его чудеса в надежде, что найдется хоть что-то сильнее тебя, а то ведь нет ничего, да так фатально, что на месте сэра Макса я бы уже давно орала сакраментальное: "Я возьму сам!!" Погостить в Ехо - ну, туризм не эмиграция. Но застрять там... А кто-то ведь хотел. Книга была популярна, и очень.
Пока сохнет лак, делать невозможно ничего - только грациозно порхать по клавишам. А ногти так удобно красить, положив руку на краешек ноутбука. За окном идет дождь, скоро я пойду писать псевдонаучное, надо, но пока у меня сохнет лак, я сижу в пацанячьей футболке на кровати и пишу пост.

Это опять "Ловцы забытых голосов", как ни смешно. Помянули их в утренней фленте. Красная тряпка для быка - для меня этот сюжет. Кажется, я поняла, почему.

Я в комментариях к тому посту сказала, что, имея под рукой девайс-воскрешалку, люди, если они нормальные люди, не успокоятся, пока не разберут ее по винтику. А мне ответили, что оно ЖИВОЕ. А я-то восприняла это летающее нечто как техническое достижение подземной цивилизации. Ну да, сами забыли, как сделали - но можно же добраться. И вспомнить. Да, я понимаю, что плохи те люди, для которых запретов нет, но люди, которые НЕ нарушают запретов, тоже не слишком человеки. Однако суть не в этом. Прочитав, что оно живое, я подумала, что меня бы такое живое не устроило - какая-то каракатица с функциями Бога. Может, я поэтому и записала ее в девайсы?

С этим вообще забавно. Вот смотрела я в далекой юности "Евангелион" - так никаких проблем с определением живого/неживого. Всем хочется пилотировать Еву и легитимно куролесить в планетарных масштабах. Живое? О, так еще лучше, значит, мы куролесим с тобой вместе, мое дорогое чудовище. Неживое? Ну так чуть скучнее получается, я тут один, а ты - мое оружие, мечта подростка.

Я бы любила свою Еву. Плевать, какое оно там. А с "Ловцами" такой психологический затык.

То, что воскрешает - оно же воскрешает? - можно воспринимать двумя способами. Оно - техника. И тогда я, человек, хочу и буду этой техникой управлять. Или оно - Бог. Тогда оно должно быть подобным мне (то есть это я должен быть подобен ему) или не быть подобным ничему. Выглядеть, как закон реальности. Как выглядит закон реальности? То-то же. Если же оно похоже на летающую каракатицу, то оно - чье-то создание. Тварь, механическая или живая. И твари (сотворенному, а не сотворившему) совершенно не хочется отдавать на откуп вопросы жизни, смерти и бессмертия. А мою бессмертную душу, если она у меня есть, и вовсе не трогайте. Вот Океан в "Солярисе". Он же существо? И он не воскресил Хари, он ее воссоздал, причем с багами. Или помог несовершенной человеческой памяти ее воссоздать. Поэтому Океану можно. Он, скажем так, не претендует. Если бы нечто в Агарте воссоздавало-с-багами... но оно по сюжету именно воскрешает. А воскрешать ему не по рангу. 

Так что буду я пересматривать не "Ловцов", а "Лапуту". Вот уж где ВСЕ правильно.
Была у меня в дошкольном детстве пластинка "Рикки-Тикки-Тави". Сказочка та еще. Цитата:

"Тедди, его мать и отец сидели... неподвижно, как каменные. А на циновке у самого Теддиного стула извивалась кольцами Нагайна... Раскачиваясь, она пела победную песню.
- Сын Большого Человека, убившего Нага, - шипела она, - сиди и не двигайся. Вы все сидите потише. Если шевельнетесь, я ужалю его. Если не шевельнетесь, я тоже ужалю. О глупые люди, убившие Нага...
Тут подбежал Рикки-Тикки и крикнул:
- Повернись ко мне, Нагайна, повернись и давай сражаться!
- Все в свое время! - отвечала она, не глядя на Рикки-Тикки. - С тобой я расквитаюсь потом. А покуда погляди на своих друзей. Как они притихли и какие у них белые лица. Они не смеют шелохнуться. И если ты сделаешь хоть один шаг, я ужалю.
- Погляди на своих змеенышей, - сказал Рикки-Тикки, - там, у забора, на дынной гряде. Ступай и погляди, что сталось с ними.
Змея глянула вбок и увидела на веранде яйцо.
- О! Дай его мне! - закричала она.
Рикки-Тикки положил яйцо между передними лапами, и глаза у него стали красные, как кровь.
- А какой выкуп за маленькую кобру? За кобру-царевну? За самую, самую последнюю в роде? Остальных уже пожирают на дынной гряде муравьи."

И как-то так озвучили на той пластинке Рикки-Тикки-Тави, что неприятно было слушать его похвальбу - "я убил твоих детенышей"... Я выслушала и сказала:
- Жалко что-то этих змеенышей.
Не то чтобы я, пятилетняя, считала, что змеи и люди могут ужиться. Я точно знала, на чьей я стороне, я, человек, убила бы маленьких кобр сама. Но одновременно мне было совершенно ясно: для Нагайны-то это - детеныши. И будь я коброй... В общем, никакого злорадства я не испытывала. Было только понимание, что по-другому тут не получится.
Мама ответила задумчиво:
- Да. Это были ее дети. Но у людей тоже был сын.
- Ну да, - согласилась я.
И на этом вопрос был исчерпан.
Увидела во фленте вот это - http://ludenus.livejournal.com/112533.html?style=mine - и сразу вспомнила свои давние баталии на ту же тему с Охотником. Я, ребята, люблю точные переводы. Но хоть убейте меня, я готова памятник поставить тому нахальному переводчику, который из черного леопарда по имени Багир сделал пантеру Багиру.

А статья по ссылке... мама дорогая. Там чего только нет. И что "отношения Багиры и Маугли в оригинале - это отношения мужской дружбы, а вовсе не материнства/сыновства", и что "затуманивается истинная природа отношений между Багирой и Шер-Ханом (герой - антигерой)", и что эпизод, где Маугли ревниво удивляется весеннему настроению Багиры, "приобретает непредусмотренные зоофильские тона". Лично я, когда ребенком прочитала: "К лицу ли Багире резвиться и кататься кверху лапами?", расценила это просто: Маугли маленький еще, подрастет - поймет.

"Маугли" я в детстве слушала на пластинке. От прощального протяжного "Не забывай, что Багира любила тебя!" меня мороз по коже пробирал. И теперь я не понимаю, какого черта дружба между мальчиком и леопардом бывает, а между мальчиком и пантерой - нет. Что, это потому, что не бывает дружбы между мужчиной и женщиной? А у нас тут сказка, если не заметили. И ну вас в баню с вашими гендерными приколами и сексуальными подтекстами. Моя Багира любила моего Маугли не так, как родич - для этого у него было Серый Брат. И не так, как старый наставник - для этого у него был Балу. И не так, как мать - для этого у него была Ракша. Она любила его назло Шерхану, ради собственной прихоти, ради ощущения свободы, позволяющей любить и ненавидеть беспричинно, и еще немного потому, что он был человек, и еще - просто потому, что любила. Семилетнему ребенку это понятнее, чем проблема зоофилии.

К вопросу собственно о переводах. Какая разница, что хотел сказать автор? Переводчик сделал ЛУЧШЕ. А значит - был прав. Авторское мнение ведь не главное... как и переводческое. Главное - как вещь живет. И если пантеру Багиру помнит столько народу - значит, где-то в мировом информационном пространстве она обитает на тех же правах, что и леопард Багир. Согласны?

Жизнь - забавная штука.

...Забавнее всего то, что дверь, заклинившая позавчера вечером намертво, вчера утром, часов этак в восемь, открылась именно тем ключом, который я откопала накануне в недрах квартиры и который накануне же в замочную скважину НЕ влазил. Неправильным ключом. Он и наутро влез-то наполовину, и впихнули его туда от отчаяния... А вот. Судьба, однако.

Ну что ж... Дорогое мироздание, я тебе благодарна.

К вопросу о махровом оптимизме и согласии с мирозданием - английская сказка номер не помню какой.Collapse )

Tags

Powered by LiveJournal.com