Марианна (elven_gypsy) wrote,
Марианна
elven_gypsy

Categories:

2. Голос флейты в ночи. Хон Гиль Дон.

Корейские Робин Гуды. Их больше одного, и каждый многолик. Самый известный, конечно, Хон Гиль Дон, которого в СССР знали по одноименному северокорейскому фильму. Для тех, кто хотя бы на пять лет старше меня, это было яркое впечатление детства. Судя по комментариям на Ютубе, народ через елочки сигал с криком «ки-я!»))) Флейта поет в ночи, алы листья осенних кленов над горным Пэктусаном, за морем — Китай. Наставник-даос, вспыльчивый, как Гэндальф и отрешенный, как Йода. Сам Хон Гиль Дон, неуловимый воин в белом. Дальневосточная сказка, но сказка печальная. Ранить героя можно не только сюрикеном, но и злым словом. Хон Гиль Дон-то так и не доискался правды в своем отечестве. А уж как искал! Против набегов японских пиратов корейцы выступают единым фронтом — и солдаты, и крестьяне, и чиновники, и Хон Гиль Дон, конечно. Но только опасность миновала - возвращаются все прелести сословного общества (большее зло, чем материальное неравенство: давит всякое свободное чувство). Уплыл Гиль Дон с девушкой и матерью туда, где все хорошо. Потому что плетью обуха не перешибешь.

Откуда взялся Хон Гиль Дон? Всезнающая Вики говорит нам, что из чосонской (16го века) повести Хо Гюна «Сказание о Хон Гиль Доне». Где он - сын государственного чиновника и служанки, возвышенной до наложницы. К нему относятся неплохо, но брата братом на равных назвать нельзя (в фильме так же). А он талантливый воин, стратег и чародей. С амбициями! Туши свет, что-нибудь бросай. И бросают, причем по приказу отнюдь не официальной жены и матери наследника, как в фильме, а... наложницы, взятой из дома кисэн. С отцом там сложно, но до попытки убить собственного сына он не доходил. Жена закрыла глаза на происки наложницы, потому что боялась за судьбу всего рода. А кисэн просто плохая. Вот моралисты чосонские, да?))

Отбившись, Гиль Дон решил второй попытки не дожидаться и подался в разбойники. Ну и дал прикурить всей Корее. В этой ипостаси он ближе всего к Робин Гуду. И к трикстеру. Брат по отцу, Инхён, вынужден его ловить. Он-то на государственной службе. Ловит он младшего брата своеобразно. Листовки клеит.

«Человек от рождения следует пяти устоям. Пока не нарушаются эти устои, в государстве царят гуманность и справедливость, учтивость и мудрость. Тому, кто их не признает, не повинуется отцу и государю, став непочтительным сыном и неверным подданным, - нет места на земле. Брат мой Гиль Дон, вспомни об этом и поспеши отдаться в руки властей». Постскриптум: «Из-за тебя болеет наш отец и в большом волнении пребывает государь».

Как думаете, стоит ему ждать братского визита? Неправильно думаете, это конфуцианцы! Гиль Дон властям сдался, но исключительно чтобы красиво исчезнуть, сообщив следующее:

«По рождению своему я был лишен права называть отца отцом, а брата — братом. Всю жизнь страдал из-за этого, покинул дом и сделался разбойником. Однако простой народ я не обижал, отбирал имущество лишь у начальников уездов, выжимающих из бедняков последние соки. Прошло десять лет, и теперь мне есть, где приютиться. Вы не волнуйтесь больше, государь, отмените лишь указы о моей поимке!».

Государь, однако, волноваться не перестал. Я бы на его месте тоже не перестала. Тем более что наш герой «на четырех воротах столицы расклеил обращения: «Сколько ни старайтесь поймать Гиль Дона, вам это не удастся до тех пор, пока не выйдет распоряжение о назначении его главой военной палаты». Назначили! Чиновники, правда, очень надеялись его тихо прикончить, как только он выйдет за пределы дворца, много им его деятельность крови попортила. Но он же тоже не идиот: «с этими словами Гиль Дон поднялся на небо и бесследно исчез в облаках.

- Дивное искусство, - вздохнул государь. - Гиль Дон обещал покинуть Корею, значит, беспорядки кончатся. Хоть и странно он себя вел, но все-таки он благородной души человек и вряд ли будет теперь нас беспокоить. - И распорядился во всех провинциях огласить помилование Гиль Дону и отменить указы о его поимке»
.

То есть получается, что должность ему была нужна... из принципа?? Что-то вы совсем не Робин Гуд, дорогой мой Гиль Дон. Да и государь ваш не принц Джон. "Дивное искусство"))) На этом месте робингудская часть гильдоновой биографии вообще заканчивается. И начинается эпическая. Мальчик вырос. И подыскал место, где бы ему осесть с верными людьми.

«Как-то раз глубокой осенней ночью государь гулял в саду, любуясь лунным светом. Неожиданно поднялся свежий ветерок, и с неба под нежное пение флейты спустился прекрасный юноша. Он пал ниц перед изумленным государем.
<...>
- Я - Хон Гильдон, которого вы назначили главой военной палаты.
Еще больше удивился государь:
- Чего же ты ищешь в глухую полночь?
- Я был бы рад служить вам, государь, всю жизнь, - ответил Гильдон, - но я сын служанки.
ОПЯТЬ ЗАВЕЛ СВОЮ ПЕСНЮ!! Если я сдам экзамены на гражданский чин, то не смогу служить даже мелким чиновником, и даже если бы я сдал экзамены на военный чин, мне все равно не довелось бы принести пользу государству. Вот потому я и бродяжничал, возбуждая беспорядки в государстве. <...> Я, простившись с вами, покидаю родину и собираюсь в дальний путь. Об одном прошу прежде, чем уехать: прикажите выдать мне из ваших житниц тысячу соков зерна и переправить их на реку Ханган.
<...>
- До сих пор мне так и не довелось разглядеть как следует твое лицо, - промолвил он. - Взгляни на меня хоть теперь, при лунном свете.
Гильдон поднял голову, но глаз не открыл.
- Почему ты не открываешь глаз?
- Если я их открою, вы испугаетесь».


Очень непростой парень этот Гиль Дон. Но будь ты хоть небожитель, а экзамен не сдашь.

В избранной местности живет Гиль Дон хорошо. Есть у него дом, маленькое войско и две красавицы-жены, спасенные некогда от оборотней. Все отлично, но очень запала в сердце соседняя страна. И Гиль Дон собирает войска: «Предводитель Воинства справедливости Хон Гиль Дон шлет грамоту государю земли Юльдогук. Известно, что государи правят не по воле людей, а по воле Неба. Чэн Тан покарал Цзе, а У-ван сверг Чжоу. Предначертания Неба осуществляются сами собой. Я, встав во главе войска, поверг крепость на горе Железной. Передо мной все трепещет, все сдаются, едва заслышав обо мне. Хочешь воевать - воюй, а нет – сдавайся!».

Ну логично же, правда? Сами собой они осуществляются!

«Государь прочел и упал духом: «Гора Железная была оплотом нашего государства, а теперь на ней враг. Что же делать?» – Он покончил с собой, а с ним – государыня и наследник».

Безотказный выход, надо сказать.

Стал Гиль Дон правителем. Зерно, свои «подъемные», корейскому государю вернул, кстати. Через десять лет. И гробницу умершему отцу выстроил в счастливом месте (это было очень важно, выбрать правильное место для захоронения, я без иронии сейчас — правда считалось крайне важным). И пятерых детей завел, сыновей — от жен, а дочерей — от придворных дам. И правил, естественно, в полной гармонии с народом и Небом — ни засух, ни наводнений. А потом состарился.

«Вдруг опустилось пятицветное облако и заволокло весь дворец. Перед ними предстал старец с посохом, в шляпе и одеянии из перьев журавля:
- Ты покончил с мирскими заботами? Нам пора!».


Страны Юльдогук на карте нет, и во времена Чосона не было. Она утопическая. Правда, даже чтобы править в утопии, надо сначала разбить прежнего правителя. Но ведь победу Небо отдает лучшему.

После этого занимательного чтения мне стало понятно, откуда ножки растут у северокорейского Хон Гиль Дона с его горьким "брата нельзя называть братом!". А заодно и у южнокорейских Хон Гиль Донов - дорамы-то снимают регулярно, герой живее всех живых. Хон Гиль Дон образца 2008 года (не смотрела, но знаю) объединяет в себе раздолбая, удачливого мошенника, обиженного судьбой бастарда и пламенного борца с несправедливостью. Самый новый Хон Гиль Дон 2017 года (не смотрела, прочитала в очень удачном пересказе haez) - крестьянин и богатырь. Причем играет его фактурный, крайне негламурный верзила, так что да, он буквально богатырь, и страшноватый местами. Не то чтобы народный мститель... он там примерно как карма или совесть: настигает, не спрашивая.

Все это пронизано чудовищной силы контрастами. По сочетанию трагедии и разухабистой комедии - ближе всего не к робингудовщине, а, пожалуй, к макабрическому приключалову Тиля Уленшпигеля (помните такого?). Но Тиль - вечный насмешник, и плевать ему на общественную мораль, светскую и религиозную вместе взятые. Ну кровь Фландрии, душа Фландрии, не припашешь. А Хон Гиль Доны, при всем их пестром оперении пересмешников, зверино серьезны, глубоко вписаны в свой социум и этичны по самое не могу. Этично-утопичны. Корейцы вообще знатные утописты. Сначала они строят очередное светлое будущее, потом поют: «Пятьсот лет упорных трудов пошли прахом». Это строчка из песенки, которую жалобным голосом поет лучший (наиболее отмороженный) мечник Чосона в дораме о том, как — большой кровью и с большими надеждами — рушили Корё и строили, собственно, Чосон.

И да. Я же говорила, что в истории со стрелами Робин Гуда, снимай ее корейцы, выйти могло... по-всякому? Так я это не от балды говорила. В последней экранизации Хон Гиль Дон стреляет по своей жене, взятой противником в заложницы как инструмент шантажа. Ибо масштабы столкновения больше его любви, там уже о счастье народном пошёл спор. Живите теперь с этим))
Tags: мысля, тигр и багульник
Subscribe

  • Pensieve

    /// Во Владивостоке ледяной Армагеддец. Его даже Апокалипсисом назвать неловко. Застывшие во льду цветы, с треском и звоном обрушающиеся деревья,…

  • "День невозможного".

    Моя подруга istarni, в миру Ксения Погорелова, написала историческую повесть. О декабристах! В трех частях. Три части вместе составят…

  • Лермонтов

    Подруга мимоходом сказала (написала), что Лермонтова ставит выше Пушкина, и я вспомнила, как ровно те же слова слышала в далеком детстве от далекой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments