Марианна (elven_gypsy) wrote,
Марианна
elven_gypsy

Categories:

Результат не равен замыслу.

Попался мне пост про "Жука в муравейнике", и я вспомнила, как читала эту повесть в юности. Именно она убедила меня в том, что иногда мнением автора можно (и должно) пренебречь.

Благодарные поклонники, насколько я понимаю, годами донимали Стругацких вопросом, что было бы, если Абалкин дотянулся до детонатора, и в конце концов Борис Стругацкий ответил им, что ничего бы не было. Абалкин обыкновенный человек, маловероятные совпадения образовали такой дикий узор, что Сикорски осталось одно: поверить своим глазам и стрелять. Но чего ради обыкновенный Абалкин прямо от Экселенца отправился в музей? А к Майке на свидание. Тогда зачем за детонатор схватился? Да лежал он там, платочком прикрытый, посреди стола... Получается, Сикорски сидел в засаде, уверенный, что просто-человек-Абалкин мимо пройдет, но Абалкин-автомат-странников направится прямиком к детонаторам, третьего не дано. А Лев Абалкин оказался просто-человеком, который случайно направился к детонаторам. Проигнорировал каммерерово "вас убьют", даже не понял, что речь идет непосредственно о музее. Вот это я понимаю, стечение обстоятельств!

Но по стечению обстоятельств погибла и одна из тринадцати подкидышей сразу после того, как в порядке эксперимента уничтожили ее "детонатор". Пусть не автоматика Странников, а цепочка совпадений ведет Абалкина прямиком в музей. Все само сложится - и первая любовь окажется сотрудником музея внеземных экспонатов, где под семью замками хранятся детонаторы в янтарном саркофаге. Совершенно случайно. Так ведь это круче, чем некая программа, которая активируется в подсознании. Это судьба уже. Типа той, с которой собирается сражаться умница Вечеровский в "Миллиарде лет до конца света". Ай да Странники... ай да Стругацкие... но Стругацкие этого не писали. Случайно нарисовалось - в ряду прочих прочтений.

Борис Стругацкий вообще свел идею повести к неизбежности возникновения спецслужб в самом идиллическом обществе. Однако скучно читать, как профессионал-безопасник взял грех на душу. На свое счастье, я такой истории никогда не читала. Я читала повесть о том, как Экселенц остановился с пистолетом в руках перед дверью, за которой была Великая Неизвестность, и стал ждать.

Выбор Эксцеленца - это выбор между "дать случиться неизвестному" и "оставить дверь закрытой". Неизвестное могло оказаться прекрасным, могло ужасным, а могло - вообще непредставимым. Как говорил Тойво Глумов, будущий люден: "Сверхразум - это сверхдобро". Вот Сикорски и выбрал в одиночку за все человечество: не открывать ящик Пандоры. Если это дары богов, нам не нужно ваших даров. Ни злых, ни благих. Декларация принципиальной невозможности контакта. Примерно та же мысль, что у Лема в "Фиаско" и "Солярисе". Надо быть отчаявшимся Крисом Кельвином, чтобы сидеть у Океана и ждать от него жестоких чудес.

А чтобы всей душой стремиться к детонатору, надо быть отчаявшимся Львом Абалкиным. Человек, которому нечего терять, узнает, что вся его улетевшая в тартарары жизнь - одна огромная тайна. Он искал виновников своей профессиональной трагедии, а нашел дверь, за которой все ответы. Ему наплевать и на Майку, и на Экселенца, и на человечество. И не потому, что человечество с ним несправедливо обошлось. Ясно это по тому уже, как описан Лев-подросток. Дождевых червяков после дождя он будет ползать и собирать с асфальта, позже к какому-нибудь Щекн-Итрчу прикипит как к брату родному. Но не ждите от него особого милосердия к людям вообще и в частности. И опять - не потому, что он инопланетный подкидыш, а потому, что он всех вас идиотами считает. Вы ему - волки и лоси, а мир - большой-большой лес. Мне тогда весьма родным показалось это парадоксальное сочетание жестокости и жалостливости, способности заморочить голову и патологического неумения лгать - такого, что первое столкновение с чужим враньем вызывает недоумение: что это? зачем оно?

Такие дети потом лгать научаются неплохо. Они, как ни странно, от природы хорошие актеры. Тот, кого они признают (или хотя бы - кому они благодарны), всегда получит правду (любую). А остальные - как придется. Поэтому все, что Абалкин нес Экселенцу, и что он нес Майке, и что он нес Каммереру, я автоматически делила надвое, держа в уме, что истинно только намерение дойти до конца. Видимо, я ломилась бы к детонаторам с тем же изяществом носорога, какое продемонстрировал Абалкин, шагая в музей средь бела дня... Вопрос, сознательно или как автомат он туда стремился, меня не особенно занимал, потому что с моей точки зрения такое "сознательно" мало чем отличается от "иначе не могу". Для меня Абалкин был человеком, который погибает в шаге от своего предназначения, Экселенц - человеком, который успешно исполняет свое, детонаторы - именно детонаторами, а Великая Неизвестность за дверью - таинственной несбывшейся реальностью.

Я верю, что Стругацкие писали социальный детектив о тяготах жизни спецслужб и выборе между плохим и очень плохим, но написалось явно что-то поинтересней. Мы об этом и с мамой поговорить успели. Талантливые люди просто поиграли на досуге - трезво, азартно, без пиетета к собственным идеям и героям. Но результат больше замысла. Мое прочтение (на котором не настаиваю) и версия Бориса Стругацкого оставляют равное число нестыковок. По сумме данных, единственно верным ответом на вопрос, что произошло бы, дотянись Абалкин до детонатора, было бы: "Не знаю".
Tags: о моей семье, странные книги
Subscribe

  • Pensieve

    /// Во Владивостоке ледяной Армагеддец. Его даже Апокалипсисом назвать неловко. Застывшие во льду цветы, с треском и звоном обрушающиеся деревья,…

  • "День невозможного".

    Моя подруга istarni, в миру Ксения Погорелова, написала историческую повесть. О декабристах! В трех частях. Три части вместе составят…

  • Лермонтов

    Подруга мимоходом сказала (написала), что Лермонтова ставит выше Пушкина, и я вспомнила, как ровно те же слова слышала в далеком детстве от далекой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Pensieve

    /// Во Владивостоке ледяной Армагеддец. Его даже Апокалипсисом назвать неловко. Застывшие во льду цветы, с треском и звоном обрушающиеся деревья,…

  • "День невозможного".

    Моя подруга istarni, в миру Ксения Погорелова, написала историческую повесть. О декабристах! В трех частях. Три части вместе составят…

  • Лермонтов

    Подруга мимоходом сказала (написала), что Лермонтова ставит выше Пушкина, и я вспомнила, как ровно те же слова слышала в далеком детстве от далекой…