Марианна (elven_gypsy) wrote,
Марианна
elven_gypsy

Categories:

Благодарю и прощаюсь.

Раньше всех тань, уронивших в речку мячик, были стихи, которые читала мне мама.

Из-под семи своих венцов
Заря подглядывает, как
Десятки яблок-падунцов
Аллея спрятала в рукав...

Мама читала. Я смотрела из колясочки. Маме было скучно гулять молча, а я еще не умела говорить.

Когда мы бродили у моря, мама не читала, но пела:

Волны бегут, белый песок лаская,
Клочья травы всюду с собой таская.
А в глубине тихо лежит морская
Странно большая, очень большая
Раковина.
Вижу ее в солнечную погоду;
Вижу, прилив над ней поднимает синюю воду...

Когда мы бродили где-нибудь еще:

Летняя ночь была
Теплая, как зола,
Так, незаметным шагом,
До окраин я дошла...

Или когда приходил тайфун:

Какой большой ветер
Напал на наш остров,
С домишек сдул крышу,
Как с молока пенку...

Мама все это пела, и я это пела с тех пор, как научилась говорить (петь - не научилась, но полюбила).

...сколько себя помню, я все старалась зарифмовать дождь, такой, зеленый, летний, долгий, блаженный, как у нас бывает. В старших классах школы я делала это так:

Шел дождь, и мокрый асфальт блестел,
Как гладкая кожа тюленьих тел,
Как призрак паруса на волне
И рыба – внутри волны.
И светлых капель прозрачный мед,
И медный, чуть с зеленцой, налет
На ветках - ясно был виден мне
В мерцанье дневной луны.
Сгущался, вмиг пронизав стекло,
Свет, от которого не светло,
Невидимый, точно дворец в песке,
На дне бегущей реки.
И дождь за окном был высок и нем.
Темнело в доме быстрее, чем
В огромном, нежном, ночном цветке,
Смыкающем лепестки.
И лишь в прихожей сходил на нет
Тот дождевой розоватый свет,
Но все же перечеркнула пол
Плаща вырезная тень,
И черный зонт головою вниз
Летучей мышью в углу повис,
И я подумала: "Дождь пришел
И будет гостить весь день".

Водное племя шуршит в полнолунье тише,
Вести его – веселье и укоризна,
Словно лягушки – по теплым замшелым крышам,
Словно ручей, плещущий по карнизам
Или травы пышный султан над кромкой
Ржавой, ободранной водосточной трубы –
Вести… Наследник лета пока не признан,
Но, засыпая, мы неизменно слышим
Там, над трубой стальной и как листья ломкой,
Шорох осенней, чудной его судьбы.

Во студенчестве делала это по-другому:

Каменной волшебной лютни
Отцветающие струны –
Одуванчики и клевер.
Трав отчетливые руны
Все острей – все неуютней
Скалам в воздухе янтарном,
В небе, где ярится Север
Древним дымчатым медведем.
Медиатором гитарным –
Битого стекла осколок
В напряженных пальцах ветра.
- Ливень, так о чем мы бредим? –
Шепчет сонная тропинка,
Над обрывом незаметно
Трав откидывая полог.
Крестный бабочек прозрачных,
Август, заслоняет крестниц
От дождя ладонью теплой.
Струй растрепанные метлы
В землю рвутся. Многозначны
Лики молний, летних вестниц.
За рябиною патлатой,
В мешанине крыш и лестниц –
Голос щебня виноватый:
- Я не попадаю в ноты,
Я не понимаю ритма,
Я не… Летние пустоты
Эхом полнятся, и бритва
Солнца обрывает струны
Водяной подвижной арфы
Ливня. Скальных склонов соты
Истекают влажным светом.
На камнях трепещут руны
Отцветающего лета.

И еще бы мне не делать - я же с самого детства знала, что дожди в принципе рифмуют. Вот так:

Дождь зеленый шумел по канавам, -
Шла балладная мшистая мгла.
Дождь зеленый к деревьям корявым,
Засверкав, прислонял зеркала.
Шел на клены, березы, репьи,
На шатры лопушиного стана,
И Сатурновы кольца тумана
Надвигал на лиловые пни.
Под травой наудачу ступая,
Хворостинки цепляя клюкой,
Прозревает фиалка слепая,
Продирает глазок голубой.
Пень, поросший зеленым сукном,
Пень, казавшийся утром конторкой,
Пахнет ветра основою тонкой,
Ливня ландышевым полотном...
Ветер линзой струи прогибает.
Вижу мимику мглы. Загребущ,
По замшелым стволам пробегает
С треском факельным каплющий плющ.
Там - черемуха валится с ног.
Там, отринув непрочный канатик,
Прямо в воздух шагнул, как лунатик,
Дуя в ниточный рупор, вьюнок...
Теплый вихрь метет по дубравам.
Прогибаемые струи
Под дубами, в разрыве кудрявом,
Искры стряхивают свои.
Мнится: там, за кривящейся мглой,
Все в зеленом, стрелки Робин Гуда
Топят печку внутри изумруда,
Бледный пламень вздувают полой.
Старый ясень трясет головою,
Дерзко молниям смотрит в лицо.
По ручьистой стене ветровое,
Теневое катит колесо...
А за этой стеной, не шутя,
В полусне, в полутьме стекловидной
Май сияющий, май безобидный
Подрастает, как в сказке дитя.

Я этот дождь видела - там, в детстве, моем собственном, слово в слово.

Можно подняться - в конце концов - на Парнас,
Якорь на Кипре кинуть, заплыть за Крит,
Но как вернуться туда, где стоишь сейчас?
Где одуванчик долгим дождем закрыт?

По-моему, это совершенно лишний вопрос. Она никогда оттуда и не уходила.

Новелла Матвеева, 1934 - 2016.
Tags: мое/стихи, не мое, о моей семье
Subscribe

  • 2. Голос флейты в ночи. Хон Гиль Дон.

    Корейские Робин Гуды. Их больше одного, и каждый многолик. Самый известный, конечно, Хон Гиль Дон, которого в СССР знали по одноименному…

  • Робин Гуды, хорошие и разные.

    1. Merrily, merrily. Робин Гуд - это детство, да?)) Я даже не помню, когда я о нем впервые услышала. Первым литературным впечатлением совершенно…

  • Стихи и нестихи.

    Нобелевская премия по литературе - примерно такая же смешная вещь, как Нобелевская премия мира, но инфоповодом будет она, ибо я хочу говорить о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • 2. Голос флейты в ночи. Хон Гиль Дон.

    Корейские Робин Гуды. Их больше одного, и каждый многолик. Самый известный, конечно, Хон Гиль Дон, которого в СССР знали по одноименному…

  • Робин Гуды, хорошие и разные.

    1. Merrily, merrily. Робин Гуд - это детство, да?)) Я даже не помню, когда я о нем впервые услышала. Первым литературным впечатлением совершенно…

  • Стихи и нестихи.

    Нобелевская премия по литературе - примерно такая же смешная вещь, как Нобелевская премия мира, но инфоповодом будет она, ибо я хочу говорить о…