?

Log in

No account? Create an account

Один день в Москве.

Ливень с утра загнал меня в метро, хотя направлялась я в пиццерию через дорогу. Порыв ветра вперемешку с таким дождем, от которого мгновенно вскипели белым пешеходные зебры, толкнул меня к стеклянным дверям, навстречу знакомому горячему ветру, два сквозняка встретились, взметнув мне волосы, и я остро ощутила, что вокруг Москва.

В вареничной, выдержанной в духе отчаянной ностальгии по СССР, пожилая симпатичная тетка, поравнявшись с нашим столиком, сказала:
- Добрый день!
Мы подняли головы. Она продолжила:
- Сюда осталось только меня посадить - как живую древность и раритет. Все тут у них как из моей молодости, хожу и смотрю: а, вот такой приемник у меня был, я его вынесла, и вот это вынесла...
Так она завершила свой монолог и двинулась вглубь кафе. А на обратном пути - притормозила на лестнице, где вся стена отделана черно-белыми фото (ковер, газировка, очередь за хлебом), и долго, пристально всматривалась в одно, изображавшее советскую свадебную пару на фоне советского автомобильчика и, кажется, советской Москвы.

Я дошла по набережной до Киевского и в очередной раз поразилась тому, какой болотоподобной может быть судоходная вроде река, с листьями вроде кувшинковых, с прядями пушистой речной травы, колеблемой слабым течением. Русалки в ней должны быть хвостатые, хабалистые, с серыми глазами. Когда у меня устали ноги ходить по ровному, я села на скамеечку с видом на Москва-Сити, голубой и розовый на просвет. Вблизи ливня краски Москвы становятся нежными и тёплыми. В Питере становятся - грозными... На соседней скамеечке две молоденькие девчонки живо обсуждали рэпера Оксиморона. Мимо прошла многодетная мусульманская семья - мама в хиджабе, четверо детей гуськом за ней, пятого, самого маленького, катит в колясочке отец. Прошли совсем близко, а мир у них совсем параллельный. Что им рэп-батлы, изнанка высокой культуры. Так же параллельна, наверное, была мимохожему парню тетка, бодро предлагавшая встречным: «На Мунка без очереди!». Не уверена, что он вообще понял, что это за намунка такая. А между тем очередь из желающих попасть на выставку Мунка в Третьяковку выстроилась на всю улицу.

To whom it may concern

Летим (я надеюсь) в Москву ночным рейсом IrAero. Больше ни на что билетов не было, не считая бизнес-класса Аэрофлота за 200 тысяч. Да и сюда эконома не было. Рейс задержался на восемь часов, мы вот только загрузились и собираемся лететь сквозь дождь ещё восемь. Дальше, если долетим на этом чудесном эмиратовском корытце, предполагаем в Ленинград.

ЗЫ: ну вот и ночные поля Домодедово с самолетиками на выпасе.
Моя мама умерла. Должны быть друзья, которые спросят, что нужно - денег? приехать? накормить тебя, ты же не ела, наверное? проконсультировать по оформлению документов? говорить с тобой? я ночью ставлю на беззвучный, но сегодня оставлю громкий для тебя. Все, кому я написала, предложили каждый своё. Внимание, еду, деньги. И только один ответил простым «соболезную» без продолжений. С ним мы, правда, скорее в ссоре, чем в дружбе. Могло бы быть иначе. И ещё должен быть один особенный человек, который поднимет трубку, скажет «понял», прыгнет в Сапсан, из Сапсана - в метро, из метро - в аэроэкспресс, из аэроэкспресса в самолёт и полетит к тебе сегодня, сейчас, за любые деньги, включая невменяемые. Я жила, искренне полагая, что уникального рисунка личности, ума, обаяния, понимания сути и красоты вещей достаточно, чтобы вызвать и удержать внимание людей - тех, кого я сама признаю и хочу сделать своими. Чтобы были и друзья, и «Сапсан». И знаете - а ведь и достаточно. Но я больше не считаю, что я этого заслуживаю. Все изменилось, что имело смысл - потеряло и наоборот. Моя мать, если быть честной, а я буду, - дала мне мою жизнь, а потом всю оставшуюся свою пыталась объяснить мне то, что чувствовала сама. Не просто агрессивно и бескомпромиссно, а отчаянно. Ей не было жаль ни себя, ни меня. Она была убийственная, и она была настолько чистая, насколько вообще чистым бывает человек. Она не знала зависти и алчности. Не знала, что это вообще такое. Люди с этим рождаются - урвать, упиться превосходством, насладиться моментом, даже сейчас тот, кто в этот момент одинок, позавидует мне, люди над этим не властны. А она - нет. Она знала что-то о мире и убивалась о попытки показать это мне. Вот сейчас я поняла ее разом, и ее, и все остальное, вспышкой. Словно не было души - и стала. У меня она стала. Мне поздно виниться и каяться (есть в чем), да и некому уже, кроме Бога. Но я скажу, что она сказала мне. Что ничего нет, кроме любви. Так вот из того странного состояния, в котором я нахожусь, мне тоже видно: все, абсолютно все в мире - его красота, его безобразие, его жестокость и его милость - тысячей путей ведёт к одному - к любви и печали. Люди убивают и умирают, атомы скачут по орбитам, а смысл большой игры один. Чтобы кто может, увидел и запомнил. И действительно есть силы, которые тянут назад, в пустоту. И действительно есть силы, которые помогают. Я никогда не была так откровенна (и не буду), но это может вспомниться кому-то в нужный момент. И пока мне, вроде как под стрессом, можно говорить все, я скажу это. Запомните как махровую банальность. Она будет иметь значение там, где все остальное его утратит. А я не знаю, каким словом называется то чудовище, которым я была (не поза - просто правда). Но это неважно. Я человек теперь, и мне уже можно к Богу. А можно и задержаться, не мне решать, а Богу же.

Лермонтов

Подруга мимоходом сказала (написала), что Лермонтова ставит выше Пушкина, и я вспомнила, как ровно те же слова слышала в далеком детстве от далекой же старшей родственницы. Тогда это прозвучало как легкая претензия на аристократизм взглядов - я уже была школьница, могла оценить. Сама я не составляю мнений "от противного", Пушкин шире и людям нужнее.

Лермонтов... Лермонтов, мой несостоявшийся тезка (серьезно, если бы я родилась мальчиком, меня бы звали Михаилом Юрьевичем), не мой любимый поэт, но каким-то таким интересным способом "не-любимый", что любимые отдыхают. Первым, что я у него прочитала, были "Тучки". Я их мгновенно запомнила (даже не смысл, а звучание - по звучанию запомнила!) и от избытка впечатления смастерила книжку. Ну, залила листы акварелью, тучками и степью, записала поверх текст печатными буквами и сложила бумагу. Получилась книжка-малютка. Я в детстве любила такие книжки делать, только прошивать по сгибу не смогла, взрослые их прошивали. Ни одна не сохранилась, по-моему.

На самом деле Пушкина в моем детстве было куда больше. Я росла на его сказках, самым первыми стихами, какие я услышала в жизни, было хрестоматийное "Уж небо осенью дышало". Просто маме было лень молча выгуливать коляску, а говорить я еще не умела, так что она читала мне стихи. Или вот, из недр детства: глубокий ночер, я клубком на бабушкином диване, по телевизору идет фильм "Руслан и Людмила", старый, черно-белый. Я смотрю его сонными глазами, там свадебный пир, и мама говорит: вот, видишь - массовка, девушки в кокошниках стоят, вот та с краю - твоя бабушка, и я силюсь рассмотреть ее лицо, но мне не видно... Да)) Но если копать глубоко, до самых подземных ключей, то обнаружится Лермонтов. С годами я поняла, что знаю наизусть много его стихов, при том, что их никогда не учила. Я даже вот этот нерифмованный отрывок могу сходу продекламировать:

"Синие горы Кавказа, приветствую вас! вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры всё мечтаю об вас да о небе. Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах Творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордился он ею!.."

Его я тоже не учила. Просто он - музыка. У Лермонтова все стихи - музыка, причем какая-то такая, какой я больше нигде не слышала.

Кроме этой странной музыки, которой в мире нет, у Пушкина есть все. Ум, ирония, тепло, совесть, цинизм, легкость, чеканность, перечисляю вперемешку, как попало. У Пушкина есть Пушкин. Его очень много в его стихах, да и в прозе просвечивает. Человек, умный, живой, удивительно близкий даже сейчас, через двести лет. Обескуражил он меня единожды. Этим:

Мне не спится, нет огня;
Всюду мрак и сон докучный.
Ход часов лишь однозвучный
Раздаётся близ меня,
Па́рки бабье лепетанье,
Спящей ночи трепетанье,
Жизни мышья беготня…
Что тревожишь ты меня?
Что ты значишь, скучный шёпот?
Укоризна, или ропот
Мной утраченного дня?
От меня чего ты хочешь?
Ты зовёшь или пророчишь?
Я понять тебя хочу,
Смысла я в тебе ищу…

В девятнадцатом веке так не писали. Это двадцатый. Пушкин - современник всем, а Лермонтов, по-моему, никому не современник, и, когда кто-то попросил сформулировать разницу "в двух словах", я не выдержала и объяснила: Пушкин - человеческий, Лермонтов - фейский. Не в тематике дело; Лермонтов, когда хочет быть реалистом, бывает им аж до тяжелой неловкости (твоей), "Валерик" почитайте. Нет, дело в другом. Вот молодой Пушкин написал "Руслана и Людмилу". Блестящая поэма. Только не фейская. В ней фантастического завалом, но оно не воспринимается как чудесное. А вот Лермонтов, тоже молодой, написал даже не "Демона" - "Мцыри". Ни одного там по-настоящему фантастического события нет - все, что произошло, могло произойти в действительности. А по прочтении остается чувство, что читал по меньшей мере "Маугли" с говорящими зверями. Нет, барс со Мцыри не говорил ничем, кроме своих когтей. Но кажется, что они там все были одновременно люди, звери и духи - девушка с кувшином, барс, Мцыри. У Пушкина Руслан едет по широкому миру, но сроду бы его не понесло по волшебным ночным полям с говорящими холмо-головами - просто невесту умыкнули с брачного ложа, обидно, знаешь.

Я не уверена, что эта разница так уж всем очевидна, и не уверена, что та странная черта, которую я обозвала "фейскостью", так уж всем желанна. Но я ее вижу, и все. Добила меня в этом смысле баллада про морскую царевну. Едет царевич задумчиво прочь, будет он помнить про царскую дочь... Дааааа, подумала я, закрыв книжку. И поехала задумчиво прочь.
Я должна была написать о "Hemlock and fire", но сегодня такой ночер, с такой почти предциклонной духотой, таким безветрием, с такими резными тенями трав, в свете случайных фар проплывающими по белым бокам припаркованных в цветочных чащах крузаков, что я напишу о "Совах на тарелках".

Я прочла их давно, потом перечитала еще раз, с непреходящей убежденностью, что вижу абсолютно мою книгу - настолько же мою, как "Лисьи чары" Сунлина и одиозная манга Мотидзуки Дзюн.

В оригинале повесть называется "Owl Service", и я не совсем понимаю, почему - что за service имел в виду Алан Гарнер, может, тут игра слов? В России "Совы", очевидно, публиковались только под одной обложкой с "Элидором", и это большой просчет, потому что "Элидор" - странный, но детский, а вот "Совы" - нет. Если попадется вам мнение, что это для младшего школьного возраста, не верьте. "Сов", впрочем, можно давать восьмилеткам - они повзрослеют и поймут, что прочитали сказ о том, как люди усложняют друг другу жизнь. Есть и экранизация этого сказа: коротенький британский сериал, который можно найти на Ютубе.

Убийца садовник, кстати. Но это неважно, а важно не это.

Вся книга - одно сплошное предгрозовье. Гроза накапливает силу, воздух колеблется от жары (от ярости), вот и зарницы замелькали на грани зрения, это электричество (притяжение, ненависть, чары). В воздухе темном, золотом, как полдень в запущенном саду, стоит застывший крик без звука - издалека, из бездны времени. И так до самой последней страницы, а потом, наконец, ливень и освобождение. А начинается все как уютная страшилка: девочка и мальчик нашли на чердаке сервиз со странным узором на тарелках: то ли совы, сложенные из цветов... то ли цветы, сложенные из перьев. Можно было увидеть в абстракции цветы, можно было увидеть сову, и девочка увидела второе. Она хотела цветы, а вы сделали сов, зачем? Мы все хотим цветы, а делаем сов. Но можно наоборот, хотя и очень трудно. Очень трудно: люди делают друг друга несчастными, и овладели этим искусством в совершенстве. Прямо-таки от сотворения мира им мешает жить то жажда любви, то неравенство, то обида, то ревность. Герои "Сов" не исключение - и живые, и те, от кого осталась горстка археологического мусора. Но у живых есть шанс. Они разберутся в конце концов.

А волшебства им творить не придется - волшебство само будет твориться с ними. Нелепое, злое волшебство человеческих желаний, по чистой случайности принявшее такой странный, почти осязаемый, почти видимый облик одним прекрасным (?) летом в одной валлийской долине.

Что валлийской, то валлийской. Мифологическую часть Гарнер позаимствовал у "Мабиногиона".

Вообще я не люблю, когда миф используют как иллюстрацию для психологических этюдов, особенно этюдов с моралью в конце. Но у Гарнера миф - не иллюстрация, а просто воздух, которым надышались герои. Герои эти - один сплошной конфликт, семейные шкафы их - один сплошной скелет. Все там: и голод голодных, и сытость сытых, и оскорбленное достоинство, и старая трагедия, и отчаяние злого, умного, все понимающего обездоленного подростка, до ненависти влюбленного в благополучную, ничего не понимающую девочку. Невеселая история - но, пока сад залит золотой кровью летнего дня, каждая фраза в пылу ссоры, каждый поцелуй в горах над долиной, каждый неловкий момент кажутся чьими-то сокровищами. Возможно, моими.

Если и есть у "Сов" мораль, то, пожалуй, вот какая. Если все истинное и чистое, что у вас было, исказилось (неисправимо - в пределах человеческой жизни), то сколько ни сублимируй, ни выноси в ритуал или даже искусство темную силу, заполняющую сердце изнутри, - не поможет. Красота и безумие сойдут со стены, оставив холст пустым. Остановить совиную охоту могут только воля человека и - хотела написать "прощение", но это неверное слово. Не прощение. Великодушие.

В каком-то смысле можно считать Гарнера автором одной книги. Но ведь одной достаточно.

Вопрос к читавшим: Гвин чей сын, по-вашему?

Tamlane. "Hemlock and Fire".

В русском переводе "Рыцарь на золотом коне". Это роман Дианы Уинн Джонс, известной прежде всего, и с легкой руки Миядзаки, как автор "Ходячего замка". Оставим русское название на совести издателя и запомним, что в оригинале роман называется "Пламя и болиголов". Фейски - дальше некуда! И немудрено. Сюжет в общих чертах основан на двух знаменитых шотландских балладах: о Томасе-Рифмоплете и о Тэм Лине. Это всколыхнуло во мне... детство всколыхнуло.

Тэмлейн

Вот на этой улице (она обрывается в море) с незапамятных, то есть школьных моих времен стоит магазинчик "Глобус", торгующий книгами, учебниками и канцелярией. Двадцать два года назад я откопала там сборничек английских и шотландских баллад, практически неадаптированных, с глоссарием в конце. Мне было двенадцать. Я перевела оттуда несколько баллад, но больше всего корпела над "Тэм Лином", потому что он и мне понравился более всего. В книжке баллада называлась "Tamlane", так что и в переводе моем рыцаря звали Тэмлейн, по нормам современного английского.

Сейчас я нашла его в коробке с детскими дневниками, тот школьный перевод, чуток подправила и отпечатала. Вот он.

ТЭМЛЕЙНCollapse )

...о самом романе мне много чего хотелось бы сказать. Он меня удивил. Но я засыпаю. Скажу потом. Вот вам Тэмлейн и Дженет, фейская часть сердца моего, детства моего.
Пишет megumi_ikeda, угодившая на Параде Победы под московский фирменный ливень-шквал:

"...Самое поразительное, когда уже шли к метро, видели, что "Бессмертный полк" всё идет, и если ряды и поредели от разгула стихии, то совсем незначительно. Какой-то кавказский мужчина шел от метро, прикрывая курткой черно-белый портрет темнобрового красавца в кителе. В переходе какие-то мокрые ребята пели военные песни - не ради денег, для себя, сбившись в тесный кружок. Одна девушка, в накинутой на плечи то ли куртке цвета хаки, то ли гимнастерке, выводила "Катюшу" особенно чудесно - сильным грудным голосом казачки. А когда вдвоем с мужем шли уже к дому, через пролитые насквозь дворы - где-то в мокрых кустах вовсю голосили птицы. И просто одуряюще пахла мокрая сирень".

Я понимаю, о чем это.

Вчера, куда ни зайди, везде тихонько звучали старые военные песни (издали, словно ветром приносило). И цвели яблони. И вообще все цвели. С Днем Победы еще раз, товарищи.

IMG_5996

Мой кузен утверждает, что это все грушки. А яблони только распускаются. Возможно. На фото вообще неизвестный (мне) зеленый лохматик.
С Днём Победы!

Tags:

Случайные связи.

К этой мысли приходят все - и все приходят к ней в возрасте около тридцати. Людей разводит не время и не внутренние перемены. Люди вообще не меняются радикально. Зато проявляются целиком, выходят на свою дорогу, становятся бескомпромиссней. Вот тогда-то и понимаешь, что свое место для каждого человека задано с самого начала, даже если он по юности не понимает, где оно. Рано или поздно, ценой разрыва случайных, некогда казавшихся настоящими связей, он там будет.

Tags:

Сорный ветер

Контекстная реклама обычно предлагает мне опубликовать скопусовскую статью, но иногда - научиться "генерировать продающие тексты", "вдохновляющий контент" и "бомбические арт-концепты". А кто ты будешь, гуру сетевой? Я - диджитал инфлюэнсер! "Манипулятор общественным мнением" в переводе на человеческой, спасибо, дорогой Андрей, за формулировку.

Ладно. Нельзя запретить стричь барашков. То есть можно, и я бы запретила, но не при этом строе. Стрижка барашков меня не радует, но отвращает по-настоящему другое. Выхолаживание сути вещей. Книги и кино через запятую с "продающими текстами" и "вдохновляющими артами". Искусство, приравниваемое к инструменту, то финансовому, то психотерапевтическому - гремучая смесь любимых игрушек современности. Любите психотерапию? Вот вам "проработка внутренних травм автора". Любите прибыль? Ну тогда - "генерирование смыслов и сторителлинг для вашего бизнеса". Вообще это называется "путать Божий дар с яичницей".

Отдельной строкой - целеполагание. В свое время я несколько обалдела, когда фанарт на новое аниме (забыла название) появился раньше, чем само аниме вышло на экраны. Мне тогда подумалось, что оригиналы (книги, фильмы, аниме, whatever) становятся де-факто инфоповодом для вторичных социальных практик. Для общения внутри фэндомов и самовыражения фанатов. Это самовыражение по большей части похоже на заевшую пластинку. Заевшую на смеси экзальтации с самоиронией.

Коммерциализации массового искусства это способствует. А «коммерциализация - редкостное свинство по сути своей». И до определенного её предела думать о прибылях еще можно без ущерба для качества фильма или книги, а после - фильм или книга превращается в кусок информационного мусора. И этот мусор мне просто-напросто фонит. В ноосфере. Поэтому я крепко не люблю тех, кто его, собственно, туда слил. И не люблю, когда это называют "работой с аудиторией". Нет никакой "работы с аудиторией". Есть люди, которые хотят сделать свое дело хорошо, на пределе возможностей, "вот книга, и пока я жив - она моя". Они тоже думают о гонорарах и кассовых сборах, но, видимо, не только о них. И есть люди, которые считают, что Божий дар не нужен, как тот скрипач в "Кин-дза-дзе".

Я чую ветер, как Туу-Тикки весну. В этом ветре стало слишком много сора. Грязные частоты и убывание таланта, перегруз инфосферы порывами заработать или самовыразиться (с искренней ученической старательностью, буквально: тренинги и обучение сороконожек ходьбе - тоже модно). Я экранируюсь, потому что у меня уже в ушах шумит от этого. Но думаю вот что: жизнь - она короткая. Хочешь поделиться мыслью, идеей, детским воспоминанием, нездешним светом ввечеру - поделись, успей. Но не надо рубить именной катаной дрова, чтоб она затупилась. "Жизнь - искусство, а не хитрость", сказал герой одной книжки. Так вот искусство - тоже "искусство, а не хитрость".

Tags:

Ы)

Я не помню уж, у кого из дорамщиц фленты моей была эта ссылка на две минуты корейской телепередачи с участием Ли Джунки, любимого многими. Эталонные придурки - открываешь рот съязвить, не находишь слов и смеешься уже беззлобно. Сегодня они на меня снова выпрыгнули на Ютубе. Чем корейская развеселая пошлятина отличается от российской? Самозабвенностью? Вот разве что в пении. Однажды, когда я томилась в аэропортной очереди на паспортный контроль, кореец, стоявший за мной, запел от скуки. Не хуже Ли Джунки.



Сносочка со звездочкой: Не включай - не развидишь! Да, да, я к тебе обращаюсь.

Сносочка с двумя звездочками: вот же орочий язык, не устану умиляться. Ын, блин, ун! 당신을 향한 나의 사랑은, ы!!
***

В цветочном магазине по соседству ремонт. Пустые стеллажи, на стеклянной двери - мрачное объявление: "ЦВЕТЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ. МАГАЗИН ЗАКРЫТ". Учитывая, что это было сразу после Восьмого марта, смотрелось впечатляюще.

***

Я шла носом в телефон и читала повесть, написанную моим другом. Хорошо он там повеселился, и невидимую границу между "это еще нет" и "это уже да" перешагнул. Ётунские северные сказки для таких, как я. Как он.

...когда я подняла глаза, я увидела вот что. Девочка с розовыми волосами и кофе наперевес бежала к подругам - тоже кофейным и с розовыми - и нежным голоском причитала, что ей не хватает обнимашек. Добежала, и все трое стали обниматься, тереться носом о пушистые макушки и тихонько мурлыкать. Хипсто-котятки.

Это был такой контраст с ётунской повестью, что я рассмеялась. Но еще более красивым был бы контраст их - с нами-шестнадцатилетними. Любыми нами - от гопоты до отличников. В данном случае это без разницы. Мы были волчата, они котята. Смена поколений.

***

Я решила, что мне нужны тряпочки на весну-лето, пошла по торговым центрам и внезапно поняла, что переоценила свою кредитоспособность. Настолько, что, кажется, пора возвращаться к китайскому базарчику моего детства. Правда, всегда есть "Ooji" и "New Yorker".

Девушки разных городов! За сколько (в среднем) вы покупаете джинсы/брюки подобного типа, ветровки и платья? Доллары и евро принимаются.

***

Брала в фудкорте кофе на вынос. Неподалеку три девушки лет по 26-7 рассуждали, с ученической серьезностью, о межгендерном.
- ...это потому, что задача мужчины на жизнь...
(я прислушалась)
- ...научиться быть щедрым!!
(я мысленно хихикнула, но оспаривать не стала - женщин, мечтающих о жадных мужчинах, на планете Земля нет)
- А задача женщины...
(это я не разобрала - предполагаю нечто вроде "вдохновлять мужчин быть щедрыми").
У меня сложилось впечатление, что это был сеанс прикладной психологии, возможно, платный. Тоже хочу уметь преподносить людям очевидные истины как открытия. Задорого. Хотя нет, не хочу.

***

У меня есть помада. The помада, я бы сказала, потому что она у меня одна. Последний раз я точно такой оттенок видела в детстве, и вот он вернулся в мир. Тhe помада почти бордовая. Губы от нее становятся яркими, темными и узкими на светлом лице. Она добавляет возраста и убавляет детскости. Ношу на свидания с миром без...третьих)

PS. Я еще бы не отказалась от помады цвета кремлевских стен. На память о тех моментах, что я провела, сидя спиной к этим самым стенам, и слушая... как объяснить?.. там сердце страны. Без метафор. На этой площади, в этом странном городе под небом-куполом, где никогда не бывает истинного ветра. Я часто о нем думаю. Не о ветре.

ЧМ-2019: Хэппи-энд!!

Пары: серебро и бронза. Девочки: золото и бронза. Мальчики будут докатывать завтра, но мне хватило и вчерашней КП: "мы делили апельсин, много наших полегло". Исключение - Нейтан Чен, доказавший пользу тренировок по Скайпу и совмещения спортивной карьеры с учебой в Йеле. Вот пусть исключение завтра и выигрывает.

Блистательные японки переволновались, Загитова собрала полную коллекцию медалей, Медведева взяла бронзу, а серебро ушло к первой в мире фигуристке, которая прыгнула четверной на взрослых соревнованиях, и это Турсынбаева. Казахстанский флаг, Тутберидзе-тим. Кто-нибудь сейчас обязательно вздохнет - а полностью русский пьедестал был бы круче! Был бы, но пусть флаг Казахстана поднимается над пьедесталом в память о Денисе Тене. Он бы этому несомненно радовался.

А это самое прекрасное, что на чемпионате было. Вэньцзин Суй - Цун Хань, золото.

С праздничком!

Без имени

Скалы не в Ирландии, снимала не я. Так выпьем (например, корейского чаю) за то, чтобы зеленые холмы, синее море и ученые бродяги с чайкой на шляпе не перевелись под этим небом, даже если Ирландия затонет как Нуменор!

Музыкальное сопровождение:



На "Lady Bird" некогда таскал меня в кино Дорогой Друг (не путать с Дорогим Коллегой), потому что он прется от Сиршы Ронан. За Сиршу тоже выпьем))


...ТШ "Хрустальный" делает искусство. Научились.
Никакого феминизма! Весна и тюльпаны - вот мой девиз.

Tags

Powered by LiveJournal.com